Осуществление ожидаемого…

Критический анализ Библии. Уроки теоретической мудрости

В данной книге описан в некотором смысле нетрадиционный анализ библейских текстов, который проводился на основе самой Библии, подобно тому, как проводятся исследования природы на основе самой природы. Этот вид работы предполагает довериебиблейским текстам. Если написано, что «в начале Бог создал небо и землю…», то это не должно скоропалительно высмеиваться, подвергаться категоричному отрицанию, ибо мы не знаем, о каком небе и о какой земле здесь идёт речь. Кто нам сказал, что о тех, которые известны нам? То есть мы должны с этим априори согласиться, принять как должное. Но в научном исследовании существуют некоторые условности такого доверия:

этот «исторический факт» творения должен быть непременно обоснован, аргументирован собственной для Библии теорией познания. Если такие механизмы отсутствуют, то вся Библия с её пророчествами и чудесами – ничего не значащая пустышка. Ею можно просто пренебречь или предложить умственно недозревшим людям в качестве развлекательного чтива.

По поводу теории познания голландский исследователь Библии (первая половина 17 века) Б. Спиноза писал: «Не позволительно извращать мысль Писания по внушениям нашего разума и сообразно с нашими предвзятыми мнениями, но всё познание о Библии должно быть заимствуемо только из неё… История Писания должна рассказать об обстоятельствах, относящихся ко всем книгам пророков… Но для этого требуется и метод, и порядок, схожие с теми, которыми мы пользуемся при истолковании природы на основании её истории».

Процесс исследования Библии начинается с само собой разумеющегося вопроса – как Бог воплощал своё творение в жизнь, какими для этого технологиями Он пользовался? Кто был их создателем? Буквально с первого стиха «Священной Истории» вопросов возникает множество, которые не должны проходить мимо ушей и глаз дотошного и въедливого аналитика. В этом многотрудном процессе ни одна мелочь из текста не должна выбрасываться  и, тем более, не должна извращаться. Кто-то из великих сказал, что любое научное исследование начинается с мелочей. А мы приучены к тому, что тексты Библии по человеческому волеизъявлению выхолащиваются, округляются, оскопляются, подгоняются под описательно-исторический жанр и ещё под многое кое-что.

Мы божественный механизм Творения обязаны постичь уже только потому, что в текстах Библии выставляются неукоснительные требования подражания не только Христу, но и Его Отцу Богу исключительно в их делах, ибо вера без этой категории дел мертва и бесполезна. То есть библейский тип веры должен быть обоснован воспроизведением дел смыслообразующих для учения имён: «Вера есть осуществление ожидаемого» воскрешения или воспроизводства того, о чём по традиции запрещалось спорить и обличать. Простую наивную веру во всё, о чём пророчествует Библия, апостолы высмеивают и награждают нелицеприятными для верующего человека эпитетами. Они называют её антихристианской, идольской, сатанинской, похотливой и пр. Поэтому в своих суждениях независимый от кумиров театра и идолов площадей исследователь обязан соблюдать предельную осторожность в цитировании того или иного текста. Эта установка зафиксирована в постановлении верховной Личности Писаний: «Бойся Бога, и заповеди Его соблюдай». Не соблюдая чётких авторских указаний в ведении процесса исследования, читатель подвергает себя большой опасности: он оказывается в омуте домыслов и предрассудков, непростительных для цивилизованного человека заблуждений.

Так в чём же заключается хитрость Божественных творений, механизмов их воспроизводства в сознании отдельного человека?

Пропуская все те многочисленные тернии, которыми усыпан узкий путь к единственно верному ответу на этот, поистине, сакраментальный вопрос, отвечаю: Библия – книга, в которой зашифровано учение, как некая система концептуальных знаний, разработанная человеком мыслящим скептически, подвергающий видимый мир сомнению. Библейское учение о Творении, а значит и о его Творце структурно. У него существуют две стороны – внешняя и внутренняя. На современном философском языке это означает, что учение имеет свою специфическую форму и заключённое в ней содержание. Эти две стороны в своей совокупности образуют некую органическую целостность, которую разрушать недозволенно общим для учения законом: «Того, что сочетал Бог, человек да не разлучает».

По поводу структурности любого значительного по своей научной сущности образования советский философ Лосев А.Ф. писал: «Структура – это самое главное. Ведь без структуры нет никакой раздельности. А если в предмете нет никакой раздельности, то это значит только то, что мы не можем приписать ему никаких свойств, ведь всякое свойство предмета уже вносит в него кукую-то раздельность».[2]

В случае с библейским учением  все его свойства и особенности определены именно его структурой. Это: во-первых, его язык, который Павел называл «чужестранным», а мы называем искусственным языком или языком-объектом. Подвизавшийся к вере апостольской выставляет требование изъяснения этого языка, т.е. узнавания его значения в строгих рамках учения; во-вторых, это исключительная образность языка, что опровергает древнюю традицию воспринимать Библию в качестве исторического документа. Она далеко и совсем не летопись и не повесть временных лет. В-третьих, структурой учения разрешается стратегическая цель учения – разрушение дел Дьявола, как образа внешней стороны учения, т.е. его формы; в четвёртых, структурой учения снимаются все те противоречия, которые грудой антиномий встают перед взором независимого исследователя. Библейские противоречия – итог непонимания библейского языка, не владение его специфическим для учения значением. То есть библейский термин «вода», например, не будет иметь ничего общего с её обыденным значением. Но если мы при чтении Библии понимаем его обыденно, привычно, то немедленно создаётся кричащее, совершенно абсурдное противоречие. И так со многими словами, которые в контексте теории обретают свойства термина.

Библейскую теорию познания «тайны домостроительства», на основании которой, словно на прочном фундаменте, выстроено учение, его авторы называют Богом. Она его и Царь, и Бог. В нашем понимании такой «Бог» называется понятием.

Что такое понятие? В современной философии сформировалось твёрдое ему определение: «Понятие… является универсальной формой и продуктом отражения общего в вещах и связях между ними. Научное понятие отличается наиболее глубоким проникновением в сущность, отображением законов природы и общества… Понятие – элементарная клеточка концептуального знания об объекте отражения (о вещи, её свойствах и отношениях), выделяющая его существенные характеристики. В отличие от знания в форме представления, понятие есть расчленённое на признаки знание о предмете… Понятие – целостная совокупность суждений, т.е. мыслей, в которых что-либо утверждается об отличительных признаках исследуемого объекта, ядром которой (целостной совокупности. – Авт.) являются суждения о наиболее общих и в то же время существенных признаках этого объекта».[3]

Это значение понятия в текстах Библии озвучивается множество раз. И всякий раз облекается в замысловатые и порой безумные формы. Например, Павел эту формулировку понятия сформулировал по своему, оставив при этом знакомое нам содержание: «Всё Писание Богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления (библейских текстов, их идеи о воскрешении, о её восстановлении. – Авт.), для наставления в праведности» 2Тим 3:16. В узких рамках учения это имя всесильно, всемогуще, разумно, воспроизводимо, прогрессивно, практично. Одним словом, Оно познаваемо: «Мир нас не знает, потому что не познал Его» в качестве понятия – «элементарной клеточки концептуального знания».

Традиционно-религиозное понимание этого стволового определения понятия, как единой основы учения (единый, но не единственный Бог и его такой же единородный Сын) библейская теория истины приказывает не принимать во внимание за его профнепригодность, выражающуюся в его неспособности объективно мыслить учение.

Евангелист, а вслед за ним и апостол Павел пишут, что «без меня и без нас они (сторонники иудаизма) ничего не смогут сделать», т.е. правильно истолковать закон Моисеев они без теории познания не смогут. А это означает, что они сами себя обрекли на вечное «плетение золотых уборов». Иными словами, теория истины есть камень, на котором стоит церковь Христа, т.е. рационального содержания система знаний о Нём и Его Боге Отце. Этот камень Павел называет Христом. В его понимании это имя принадлежит не человеку, а теоретическому основанию учения, которое апостол Лука, не таясь, называет «твёрдым основанием» Гал 1:1,11,12. Лк 1:3,4.1Кор 3:10,11.

«Твёрдое основание» учения – «ключ Давидов» к расшифровке всей Библии, запечатлевшей в себе «великое дело пророков, о котором, если кто вам и станет рассказывать, то вы не поверите» Аввак 1:5. 1Цар 3:11. Левит 26:14-кон. 4Цар 21:12. Деян 13:41. Рим 9:28. Исаия 10:22,23.

Христос говорит, что «Писание свидетельствует о нём». Значит, оно свидетельствует не о человеке по имени Иисус Христос, а о камне или о «твёрдом основании». Задаёмся очередным вопросом: каким же образом Писание может свидетельствовать об этом основании? Ни один здравомыслящий человек, читая Библию, не сможет согласиться с утверждением Христа. Он скажет: о чём только не свидетельствует Библия, но только не о Христе.

Ещё Спиноза отметил (начало 17 века), что книги Ветхого завета написаны фрагментарно и разрозненно. В них отсутствует единая сюжетная линия. Только вот почему они так написаны, он не смог объяснить.

Оказывается, что такая форма изложения идеи о восстановлении истины учения о Творении и его Творце была преднамеренной. Не только книги Ветхого Завета, но и книги Нового завета написаны фрагментарно и разрозненно. И что самое удивительное, так это то, что буквально каждый фрагмент заветов, каждая их цитата, каждое слово и каждый термин привязаны к теории, написаны в строгом соответствии формуле истины. Такая форма выражения идеи должна была способствовать сохранению и продвижению её в веках. Поэтому каждый фрагмент – это «клеточка, в которой запечатлена мира картина». Фрагмент написан по шаблону теории и таким же способом он будет расшифрован. Вот вам и «свидетельство Писания о Мне» — о теоретическом типе осмысления всей Библии, невидимое содержание которой является примером человеческого здравомыслия – гибкого, подвижного, вечно живого, доказательного знания.

Различение имён и искусство оперирования ими в строгих рамках учения – прерогатива беспристрастной, независимой субъективной деятельности человека мыслящего критически и аргументировано, что значит теоретически.

А сейчас приведу два примера о том, как работает теория библейской истины на страницах её «дома» — концептуальной схемы самомышления.

Написано: «В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и дух Божий носился над водой…» Бытие 1:1.

Согласно библейской теории познания, в этом фрагменте, как и во всех остальных, речь идёт об учении с его структурной раздельностью. Видимой стороне учения дан иносказательный образ земли, внутренней, которая невидима, образ неба. «Бог» — понятие, которым мыслится Библия, т.е. Он её теория познания. Итог теоретической интерпретации того или иного фрагмента – Сын Божий или Сын Человеческий, которому в соответствии с «твёрдым основанием» дано имя Христос.

Написано, что «Христос всегда один и тот же». Что это значит? А значит то, о чём я уже сказала: единое для учения основание, единый Бог и его единородный Сын, ибо Господь есть обусловленный теорией познания дух, от которого рождается такой же природы духовный продукт. Ин 3:6;

Понятие, как известно, — итог аналитической деятельности человека. Значит, разум такого человека и будет творцом неба и земли. Разум – Бог! Иными словами, автором созданного учения будет человек мыслящий теоретично. По этой причине Павел и говорил, что «Бога надо иметь в разуме». Заметим, не в чувствах, а в разуме.

Цитата о Творении говорит о том, что начало «великого дела» начиналось с создания структурного учения, его схемы или модели. В дальнейшем эта схема «одевалась» в различные иносказательные образы, материал для которых черпался из богатой на легенды и мифы восточной культуры. Этим занимались не только авторы будущего Ветхого завета, но и наследники их духовно-рациональных обетований – авторы книг Нового завета.

Как видим, даже незаконченная теоретическая расшифровка только одного фрагмента окончательно и беспрекословно разрушает небылицу о сверхъестественном Творении и Его Творце. Миф и его тип сознания превращается в ничто – в прах, в тлен. Мы становимся очевидцами осуществлённого ожидаемого, т.е. второго пришествия Христа. Оно – явление второго уровня, высшего порядка, который мы называем научным, а авторы учения называли небом, Царствием Божьим, раем… Научному или теоретическому духу понимания этого интеллектуального образования они дали образ Духа Святого или духа истины равно Сын Человеческий или Сын Божий.

Я сказала «незаконченная» расшифровка фрагмента. Это потому что следует разобраться в значении терминов «Дух Божий», «вода», «тьма». Пропущенные через прозрачное стекло библейской теории истины, они также потеряют свой первоначальный и во всех смыслах обманчивый вид. Они станут теми компонентами, которые мы называем терминами и понятиями, которыми оперирует та или иная интеллектуальная концепция истины или замкнутая в себе сфера чистого знания, которое имеет свойство в дальнейшем стать практическим или прикладным.

Таким образом, невидимая сфера знания библейской истины о Творении и её Творце – это понятийно-категориальная сфера знания с её системным характером.

Ещё один фрагмент – теперь евангельский. Это фрагмент о непорочном зачатия и рождении Сына Божия. И в этом фрагменте идёт речь об интеллектуальной конструкции, которую создатели «великого дела» назвали учением – системой теоретического знания. Поэтому «жена Мария» — иносказательный образ внешней стороны учения, его искусственного, по духу религиозного языка, который обладает своей невидимой для невнимательного читателя логичной структурой, упакованной в то безумие, которым представляется читателю язык-объект. Эта невидимая логичность, одухотворяясь теорией истины, Богом учения, производит на свет законного Сына – итог теоретической интерпретации данного фрагмента. Такие имена, как Дух Святой, Господь, Иосиф – суть одно, одна духовная сущность, единая основана учения. Иосиф – образ Бога, позаимствованный из книги Бытие.

Зачатие называется непорочным по той простой причине, что оно есть причина и итог теоретически безукоризненной интерпретации иноскательно-религиозного фрагмента и его образа. Убедительнее и могучее теоретического мышления в сфере научного поиска истины нет ничего более привлекательного. Если учёный не владеет надёжным механизмом извлечения истины о своём предмете познания, то он и не учёный, а просто обманщик, тривиальный филистёр, блудодей, каких мы десятками видим ежедневно на каждом канале плоского ящика. Они изрекают красивые слова, у которых нет «твёрдого основания». Античный мыслитель-мудрец дал высокую оценку этому типу исследователей природы и человека. И, как писал Павел, они всё почитали за сор, кроме того, чтобы приобрести Христа, т.е. теоретический тип мышления и его щедрую на правду хитрость разума.

И вновь мы становимся невольными свидетелями тому, как простенькая формула разрушает могучего и непобедимого дракона Левиафана. Небылица о сверхъестественном рождении Сына Божия рассыпалась в дискретную множественность. Она выпала из системы, потеряла своё обманчивое лицо. Первобытное мышление уступает место своему сопернику – мышлению теоретическому, философскому, которое лежит в основе любого научного поиска. Оно оказалось сильнее и справедливее своего высокомерного и чванливого оппонента. Вот по этой причине учение и его дело и называется великим. Обличить религию во лжи и в незаконных притязаниях на власть над умами и душами людей – действительно прекрасная и великая цель созидательной деятельности человека мыслящего.

Павел писал: «Писание всех заключило под грехом.., всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать» Гал 3:22. Рим 11:32. Люди, слышите, Писание грешно! Что это такое? Нам на помощь спешит любвеобильная на истину теория познания. Искусственный язык Библии, её форма, внешность обманчивы, т.е. грешны. Им верить – значит ввергать себя в темницу,  идти на поводу у противника Христа – Дьявола. Грех заключается в том, что люди языческую маску, в которой миру явилось понятие со своей системой знания, приняли за действительное его лицо. А, как известно, по-наружности не о ком и ни о чём судить нельзя. Внешность часто бывает обманчивой. Такое же истолкование и первородного греха. Человек прочитал, увидел, услышал, обольстился, поверил. Всё! Он попался в сеть Христа, в его религиозно и безумно-юродивый капкан.

В коротенькой цитате мудрослова заключена вся стратегия «великого дела», нацеленного на разрушение древних твердынь – уличение архаичного мифа в его недееспособности и профнепригодности. Вначале мир должен был соблазниться грехом, т.е. обманчивой, но красивой формой учения, а по открытию содержания в ней заключённого этот мир будет помилован или прощён. Он сам себя простит, посмеявшись над глупостью, в которую он верил открытыми настежь сердцем и душой.

«Второе пришествие нашего Спасителя Иисуса Христа» осуществилось ровно две тысячи лет тому назад на примере учеников человека Иисуса Христа. Это означало, что они научились мыслить учение логично, теоретично и, как само собой разумеющееся, диалектично. В таком же формате они его проповедовали и иудейским массам, но исключительно языком образов, метафор и символов – тем самым чужестранным или искусственным языком, без теоретического изъяснения которого люди обрекают себя на вечное горение в аду, которым наказываются грешники.

Исследование «святой книги» в критическом формате пробуждает к жизни массу интересных вопросов. Одним из них является вопрос о том, как стало возможным размножение многоликих «теорий» и «концепций» о Библии? Ведь, чего только люди о ней не наговорили! Ответ прост, как и сама истина: люди воспринимали и продолжают воспринимать Библию односторонне, опираясь исключительно на её религиозного вида форму, которой можно оправдать любой вздор и любую нелепицу. И этому явлению также существует своё объяснение. Содержательная же сторона для них остаётся закрытой и по сей день.

Специфическая для Библейской идеи теория познания позволяет относительно её создателей сделать однозначный вывод: эти люди принадлежали к высшей касте учёных и философов античной эпохи (VII в. до н.э. – VI в. н.э.). Они все были мудрецами-теоретиками, а не заскорузлыми религиозными фанатиками. По духу проповедуемого знания они олицетворяли интернациональный дух просвещения. Науке неведомы ни национальные, ни рассовые различия. Если религии разъединяют мир, дробят общество на своих и чужих, на верных и неверных, то знание, добытое теорией и практикой, объединяет людей в одно цивилизованное сообщество, опорой которому служат принципы гуманизма и толерантности.

Пример данного исследования «вечной книги» с её такой же вечной истиной убедил меня, что она вполне может расцениваться в качестве методического пособия для развития не только универсального мышления, но и для искоренения такого позорного явления, как человеконенавистничество. Человек становится той ценностью, которую обожествляли античные мудрецы.  Человек, исполнивший все повеления «высшей Личности» становится философом – мыслителем высшей категории.

Что стало причиной сокрытия «тайны домостроительства», почему просвещённая элита античного общества объяснялась с миром на тарабарском языке? Об этом и о многом другом я обстоятельно пишу в своей книге, которая впервые за две тысячи лет являет миру ожидаемое пришествие Сына Человеческого, который находясь в образе человека, говорил: «Сын Человеческий, придя, найдёт ли веру на земле?». Ясно, что не найдёт. Но, если библейскую рациональность экстраполировать на успехи, достигнутые наукой и философией, то, понятно, что Христос уже давно пришёл в мир. И не просто пришёл, но им, часто не понимая этого, живёт и существует всё человечество. Учёные всех времён и всех народов всегда находились в полушаге от понимания библейской истины о Творении и об открытии тайны о нём. Надеюсь, что и современный учёный мир услышит и уразумеет эту тайну. Те, кто порочат и навешивают грязные ярлыки на научное и атеистически ориентированное мировоззрение, не понимают, что уподобляют себя неблагодарной свинье под дубом вековым.

Пророки и человек Иисус Христос, создавшие механизм обличения религии и воплотившие его в жизнь, — свои люди учёным и философам всех времён и всех народов мира. Они внесли свою посильную лепту в общее дело торжества научной истины. Библия – хвалебный гимн Человеческому Разуму с его неуёмной энергией и страстью любви к правде.

Предлагаемый читателю вариант исследования до дыр затёртой книги требует неимоверного приложения духовных и физических усилий. Без терпения, без жертвенности своими прежними убеждениями относительно этой книги, без оглядки на кумиров театра и идолов пещеры процесс продвижения к истине учения невозможен. Библейский процесс становления, восхождения от абстрактного к конкретному — такой же подвижнический, как и труд любого учёного. И далеко не каждый пригоден для этого полезного многим людям дела. Субъективная деятельность, руководимая и направляемая всеобщими законами мышления одновременно несчастная и счастливая…

Видишь, уважаемый читатель, к чему, к каким результатам привели простые и вполне естественные вопросы человека, боящегося Бога, т.е. осторожного в нечаянном заблуждении.

Я знаю, я убеждена в том, что моя книга «Осуществление ожидаемого…» должна стать настольной для атеиста и философа, для каждого кто неравнодушен к вопросам религии, науки и атеизма. А также для той категории верующих, которые боятся быть обманутыми.

Моя книга в электронном издании продаётся во всех интернет-магазинах:

Литрес, Ozon.ru, ТД «Москва» (moscowbooks.ru), Google Books (books.google.ru), Bookz.ru, Lib.aldebaran.ru, iknigi.net, Bookland.com, на витринах мобильных приложений Everbook, МТС, Билайн и др.

В печатном виде её можно купить на:  Ozon.ru

Сайт моей книги, где можно прочитать 25% текста и оставить о ней свой отзыв: beta.ridero.ru/book/#!/56a8f580e2a0fb0500ca86f5/. Могу выслать книгу наложенным платежом. Желаю всем терпеливого, внимательного и продуктивного её прочтения с неоценимой пользой для себя. Мой электронный адрес: thrnayak@mail.ru


[1] Спиноза Б. Богословско-политический трактат. С. 118, 119.
[2] Лосев А.Ф. Страсть к диалектике. М.1990. С. 24.
[3] Лойфман И. Я. Руткевич М.Н. Основы гносеологии. Екатеринбург, 2003. С. 61, 62.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.